Новое

Ставим книги...
18.10.2005

Ставим книги ... Ни одного общепризнанного раритета ... Ни одного высокомерного кирпича, насвозь раззолоченного, раскрашенного и расписанного авторитетами псевдорусского модерна. Ни тебе Самокиша, ни Васнецова с Билибиным. Ничего – для рублевских аборигенов. Нам, честно говоря, прискучило все навязчивое. Все эти Византийские эмали и Царские охоты как бы утратили свою целомудренность после того, как их стали дарить президентам, министрам, мэрам и губернаторам. Нас, простых и незатейливых смертных, только с одной стороны могут интересовать факты этих изысканно-интеллектуальных вип-дарений. Эта сторона – надежда на то, что не они, так хоть их дети, научатся читать. А пока всю эту надменную и затейливо орнаментированную тяжесть интерьерные дизайнеры вписывают в олигархические кабинеты. Вместе с нескончаемыми, как жостовские подносы, оригиналами Айвазовского и Шишкина, которых постигла та же несчастная участь. Нравиться тем, кто не нравится никому (иногда даже самим себе). А в том, что есть у нас – ощущение какого-то провинциального покоя. Очаровательного подзабытого захолустья, которое не выедают газонокосилки минималистически воспитанных хозяев, подгоняющих окрестный рельеф под тип спортивного бобрика на своей голове и головах личной охраны. Мы довольствуемся скромным. Вот, к примеру, описали и поставили “Красоту женского тела”. Действительно красота. Ничего такого, что заставило бы задуматься о том, где кончается эротика и начинается порнография. Красиво то, что не чрезмерно, гармонично и в ладу со здоровой психикой. Одним словом красивая книга, посвященная приятной теме. Или вот поставили книжечку удобного ручного формата с притертым полукожанным переплетом 1883 года с ширпотребным названием “Полный русский песенник содержащий в себе 1,000,000 русских, цыганских, военных песен, романсов и куплетов”. Так и не поняли, откуда столь странная цифра в названии. Потом смутно догадались: ведь песенник, пой сколько хочешь, хоть ... раз одно и то же. А песни все замечательные, потому что вал идеологической чернухи (Ленин всегда живой – Партия – наш рулевой) еще и не мыслился, а Ильичу – симбирскому засранцу - было лишь 13 лет. И народ пел: “За царя за Русь святую”, “Зелена рощица”, “Я Матерь Божия, ныне с молитвою”. А вместо песни о Щорсе – “Ура! Паскевич Эриванский”.


Все новости